Воскресенье, 25.06.2017, 03:07
Меню сайта
Вход
Разделы
Дневник некроманта [15]
Сожженные страницы [1]
Личный дневник Лоренцо Фальконе - несколько страниц, похищенных у огня...
Гульденбергские ночи [3]
Сказки, притчи и истории, рассказанные в таверне "Огни святого Эльма" и не только...
Новые комиксы
[11.05.2010][Будни]
How to take the world if you are only sixteen-7. Мир ма...
[01.05.2010][Будни]
How to take the world if you are only sixteen-6. Кролик...
...

журнал для кукол Snivels&Sugar

Поиск
Статистика

Здесь и сейчас: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Кукольные фотоистории

Главная » Статьи » Дневник некроманта » Дневник некроманта

Дневник некроманта. Глава 2. Академия

Если вы, читатель, станете искать на картах наше княжество, вам придется изрядно потрудиться. Оно столь мало, что взгляд ваш рискует скользнуть мимо, не задержавшись. Этот небольшой участок суши взят в кольцо довольно высокими горами с одной стороны и переменчивыми водами моря с другой. Когда-то княжество, видимо, стало майоратом для младшей ветви правящей династии и местом почетной ссылки для наиболее честолюбивых ее представителей. И по сей день формально наш князь является вассалом одного из государей окрестных, более крупных держав. Если княжеский род не будет продолжен по мужской линии – земли эти вернутся под руку суверена. Однако вассалитет этот существует теперь более на бумаге, чем в реальности.



Именно уникальность географического положения, относительная независимость от соседей, разнообразие климатических и природных условий привели к тому, что княжество наше со временем стало представлять собой своеобразный квадривиум, как в прямом смысле – перекресток морских и сухопутных путей, так и в смысле средоточия наук. Но нашей «арифметической четверкой» стали магия, медицина, теология и астрономия. Кроме того, в столице княжества располагается лучшая в мире Академия мореплавания, из стен которой в разное время выходили великие открыватели новых земель и самые отчаянные пираты.

Я, по настоянию моего учителя, поступил в Академию магии. Учитывая размеры нашего княжества, путь мой из Гульденберга в столицу занял не более дня. Вот преимущество и опасность близких путешествий – у меня не было времени обдумать мое новое положение, не было времени усомниться в своем решении. Не было времени испугаться и повернуть назад...




В первый же день в Академии я пожалел о том, что не свернул с дороги, не сел на корабль в колонии или просто не остался дома.

Начнем с того, что образование, данное мне учителем, оказалось блестящим, но, увы, весьма специфичным. Так, мне не было равных в использовании артефактов, в древних языках и магических символах, в приготовлении зелий, астрономии и астрологии и, как ни казалось это странным моим теперешним педагогам, в медицине и магии исцеления. Мейстер Фальконе говорил: «Для того чтобы разрушить часы, достаточно ударить по ним кувалдой. Этим и занимаются наши коллеги, стихийные маги. Они создают огненные шары для уничтожения одного единственного врага, хотя  достаточно было бы и спички, точно брошенной внутрь доспеха. Но если тебе нужно остановить тонкий механизм часов, не повредив его частей, а после заставить его работать так, как нужно тебе – ты должен внимательно изучить его устройство, знать, как части взаимосвязаны между собой, что заставляет шестеренки вращаться, двигая стрелки. Так и с человеком – если тебе нужно высвободить душу, не повредив телесную оболочку или восстановить движение тела, когда внутренний огонь уже давно угас – ты должен досконально изучить человека, при этом в равной степени уделяя внимание телу и душе».

 


При этом я был практически несведущ в управлении стихиями и имел весьма поверхностные знания о демонологии. И уж совсем ничего я не смыслил в теологии. Для меня новым было изучение «языческих культов» и само представление о том, что есть Единый Бог, и что единый не означает единственный в этом мире.

В итоге, после вступительного испытания, меня хвалила примерно половина преподавателей Академии, а другая половина находила меня непроходимым тупицей.

Соученики меня избегали, ибо слава моего опекуна, мейстера Фальконе, оказалась столь же дурной, сколь и громкой. Хотя, по большей части, состоящей из смутных слухов. Кроме того, я вызвал пристальный интерес куратора Академии, отца Игнатия. Уж он-то хорошо понимал, за что мой учитель был отправлен в ссылку, и какие знания мог он передать мне.



Внимание это было ненавязчивым и в то же время обволакивающим и вездесущим. Обязательные посещения церкви, исповедь раз в неделю и лекции по теологии – как у всех остальных студентов. Но почему-то именно меня чаще других просили прокомментировать спорные места из Послания апостолов или прочитать молитву перед ужином. Временами я чувствовал себя мухой в центре искусно расставленной паутины. Один неверный жест, одно случайно оброненное слово, и ласковые руки пастыря превратятся в железные тиски правосудия. При этом отец Игнатий был очень интересным собеседником, и ему хотелось доверять, делится сокровенными мыслями или просто просить совета. Отец Игнатий был в чем-то неуловимом похож на моего опекуна.

 Примерно через полгода моего пребывания в Академии у меня состоялся довольно странный разговор с нашим куратором. Произошел он после привычной воскресной исповеди.



Начиналась беседа весьма обычно: «Ваша тяга к наукам весьма похвальна, юноша. Я наблюдал за вами. Вы одинаково усердно изучаете труды отцов Церкви и трактаты по магическому искусству. Думали ли вы над тем, куда направите свои стопы по окончании Академии?»,  -  спросил меня отец Игнатий.

Я ответил уклончиво, в том смысле, что мне еще рано задумываться над этим, ведь мое обучение только началось.




«Ваше обучение завершится раньше, чем вы думаете. При ваших-то способностях и начальном образовании».

И вдруг беседа неожиданно приобрела совсем иное направление:



«Знаете ли вы, юноша, из кого получаются лучшие пастыри? Вы скажете, из верных и преданных сынов Церкви? Из восторженных фанатиков и просветленных праведников? Нет, молодой человек, из них получаются лучшие овцы божьего стада. Или свирепые псы божьего закона. Пастыри же выходят из умных и пытливых, таких как вы, юноша. Из тех, кто способен рационально принять веру.




Подумайте еще вот над чем, юноша: вы, юные чародеи, полагаете, что ничего нет в этом мире могущественней магии. Вы играете своими огненными шариками и ветерками радостно и самозабвенно, как младенцы погремушкой. Но, обернитесь и посмотрите, кто присматривает за вами, играющими в песочнице? Даже не самые одаренные из вас способны одним движением руки превратить гранитную глыбу в золотую. Но без благословения Церкви и самые сильные из чародеев не смеют изменить даже самую малую песчинку. Не заблуждаетесь ли вы в поисках силы?



Мы вернемся к этой беседе через пару лет, когда образование ваше будет завершено. Не ошибитесь с выбором, молодой человек. Ибо ошибка для вас лично будет равносильна самоубийству. Это смертный грех, юноша, не совершайте его - мой вам совет".

Как я теперь понимаю, только воспитанная моим учителем недоверчивость спасла меня от гибели в первые мои месяцы в Академии. Как ни хотелось мне применить мои знания, полученные вне стен Академии, мне удалось сдерживать себя. И как я теперь ясно вижу, моя осторожность не была напрасной. Я был под постоянным надзором и при малейшем нарушении правил мог отправится на костер.

Я искал причины странного обаяния отца Игнатия, ибо он по-прежнему и пугал и оновременно привлекал меня. И не меня одного. Я видел, какую власть имеет он над другими студентами и даже преподавателями.

Отец Игнатий заставил меня впервые всерьез задуматься о том, что имел в виду мой опекун, когда говорил о выборе и величии. И какова будет цена.



За плечом нашего смиренного пастыря стояла пугающая, уверенная в себе, спокойная Сила.


Категория: Дневник некроманта | Добавил: ermilena (09.09.2008)
Просмотров: 589 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
Интересно :) Жду продолджения!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]